Аффирмативная терапия при работе с сексуальностью и гендерной идентичностью: обзор

Обзор составлен Егор Бурцев на основе сборника ««Розовая психотерапия»: Руководство по работе с сексуальными меньшинствами»

Аффирмативная терапия стремится выйти за рамки гейткипинга, предлагая клиентам сотрудничество таким образом, чтобы они отвечали за свое собственное психическое здоровье. Гибкость, наращивание ресурсов, консультации и адвокация являются важными практиками аффирмативного терапевта.

Люди, идентифицирующие себя как ЛГБТКИА+, могут испытывать гораздо больше, чем остальные, пересекающихся проблем с психическим здоровьем. К сожалению, потребность в качественной психолого-психиатрической помощи ЛГБТКИА+ встречает на своем пути множество барьеров, включая давние личные и профессиональные предубеждения специалистов.

Аффирмативная терапия и ее цель

Аффирмативная терапия предлагает выход, предоставляя терапевтам инструменты для оказания помощи широкому кругу пациентов разнообразных идентичностей.

Когда-то в качестве методов «лечения» гомосексуальности предлагались нейрохирургические операции, введение гормонов, психоанализ, аверсивная терапия с ис­пользованием электрического шока и вызывающих тошноту препаратов, социальное научение и тренинги гетеросексуальности, религиозный экзорцизм и молитвы. Вряд ли стоит гово­рить о том, что ни один из этих методов не оказался сколько-нибудь эффективным в изменении    сексуальной    ориентации и гендерной идентичности.

В 1935 г. Фрейд в своем ответе на письмо одной американки, обратившейся к нему с просьбой помочь в лечении сына-гомо­сексуала, написал следующее: «Гомосексуальность, конечно же, не является большим «достиже­нием» человека; в то же время в ней нет ничего постыдного, грехов­ного или связанного с деградацией. Ее нельзя считать болезнью… Многие высокоуважаемые люди прошлого и современности явля­ются гомосексуалистами; среди них есть ряд выдающихся деяте­лей (Платон, Микеланджело, Леонардо да Винчи и т. д.). Было бы великой несправедливостью преследовать гомосексуалистов как преступников» (Freud, 1947, S. 786-787)[i].

Фрейд, в част­ности, заявлял, что задачей психотерапевтической работы с гомосексуалами должно быть восстановление их положи­тельной самооценки, и именно это является целью современ­ной аффирмативной гей-психотерапии[ii].

Гай Хокингем полагает, что психоанализ в настоящее вре­мя представляет собой «самую странную из когда-либо изоб­ретенных систем, способных внушать человеку чувство вины и утверждать превосходство одной модели сексуального поведе­ния — а именно гетеросексуальной матримониальной моде­ли — над другими»[iii] (Hocquenghem, 1978, р. 59,124).

Сейчас сре­ди теоретиков и практиков психотерапии растет неудовлетво­ренность викторианскими принципами гетеросексуального и цисгендерного доминирования, заложенными в основе психоанализа.

Цель создания аффирмативной гей-психотерапии — преодоле­ние недостатков и гетеро- и цис-сексистской установки существующих психотерапевтических моделей. Использование этих моделей вело к нарушению этики работы с представителями гендерного и сексуального многообразия и причинению им психологического и морального ущерба, а также к ограничению прав ЛГБТИК+ в получении ими пси­хотерапевтического образования.

Гетеросексизм — это при­знание того, что гетеросексуальность и цисгендерность являются более есте­ственными и здоровыми, точнее говоря – эталонами нормы, от которых отстраивается все остальное.

Мейлон (Maylon, 1982, р. 69) дает следующее определение аффирмативной гей-психотерапии: «Аффирмативная гей-психотерапия не является какой-то особой психотерапевтической системой. В то же время она базируется на комплексе психологических представлений, расходящихся с тра­диционным взглядом на гомосексуальное влечение и гомосексу­альную ориентацию как патологические явления. Аффирмативная гей-психотерапия использует традиционные психотерапевти­ческие методы, однако делает это нетрадиционным образом. Этот подход рассматривает гомофобию в качестве основного врага го­мосексуальности и ведущего фактора развития патологических состояний среди гомосексуалов»[iv].

И американский психоаналитик Ричард Изэй (Isay, 1989)[v], и гуманистический психотерапевт Дон Кларк (Clark, 1987)[vi] полагают, что психоте­рапевтическая нейтральность не только невозможна (ибо мы все испытываем на себе влияние распространенных в обществе негативных представлений о гомо/би-сексуальности и трансгендерности), но и вредна. Изэй полагает, что уважение к клиентам-гомосексуалам является основополагающим принципом аффирмативной гей-психотерапии, основанным на признании гомосексуальности в качестве нормального и естественного варианта человеческой сексуальности:  «Я бы хотел здесь подчеркнуть важность неосуждающего, терпи­мого отношения к клиенту со стороны психотерапевта, который должен быть вдумчивым, внимательным и заботливым» (Isay, 1989, р. 122).

Уважение сексуальной ориентации и гендерной идентичности клиента

Уважение означает, что психотерапевт признает гомосексуальную или бисексуальную ориентацию, трансгендерность или небинарность в качестве такого же нормального и здорового проявления человеческой сексуальности и идентичности, как и гетеросексуальность, цисгендерность, принимает их как естественные, непатологи­ческие варианты идентичности и поведения.

Психотерапевты должны осознать свое отношение к разным формам сексуально­го поведения, гендера и ориентации и пересмотреть архаические или наивные взгляды, связанные с дихотомической моделью гендера и сексуальности.

Уважение личной целостности клиента

Психотерапевт должен строить с клиентами гендерного и сексуального многообразия равные человеческие отношения. Об­щество длительное время относилось к ним с пренебрежением. Поэтому для психотерапевта очень важно создать с клиентами этой группы такие отношения, при которых те будут рассмат­риваться в качестве компаньонов, «попутчиков» специалиста, которым предстоит пройти вместе    с    ним    определенную    часть их жизненного пути, в отношении которых он не будет    пытать­ся вести себя как «гид».

Данный принцип    основан    на призна­нии приоритета взглядов клиента. Иначе говоря, клиент сам знает, что для него лучше. А если даже ему это неизвестно, то психотерапевт не знает этого и подавно.

Повод пересмотреть властную позицию терапевта

Для некоторых специалистов, ориентированных на завоевание авторитетной позиции в гла­зах клиента, очень важно осознать, как эта позиция будет влиять на их клиентов ЛГБТИК+, для многих из которых характерно ощущение собственного бесси­лия и низкая самооценка.

Одним из важных аспектов уважения целостности клиента является неразглашение сообщаемой им информации кому бы то ни было, в особенности родственни­кам. «Геи хорошо понимают, что эта информация может быть использована против них и поэтому весьма разборчивы в том, кому и когда ее сообщать. Разглашение информации о гомосек­суальной идентичности клиента является грубым нарушением конфиденциальности, подрывающим основы доверия клиента к психотерапевту» (Clark, 1987, р. 221)[vii].

Уважение жизненного стиля и культуры клиента

Для специалиста очень важно понимать систему собствен­ных ценностей, мораль и жизненный стиль, особенно в тех слу­чаях, когда клиент обладает иным культурным опытом.

Воз­можно, что клиенты-ЛГБТИК+ не разделя­ют систему ценностей того или иного психотерапевта, тем более если он гетеро и/или цис. Стиль жизни ЛГБТИК+ может быть различен. Некоторые из них ведут образ жизни, напоминающий образ жизни гетеросексуальных супружеских пар, жизнь других, напротив, от него очень отличается. Некоторые живут в одиночестве и имеют при этом разнообразные сексуальные связи либо совсем их не имеют.

Поскольку психотерапия связана с осознанием человеком особенностей своих потребностей и переживаний, для некото­рых клиентов она предполагает попытку следования новому стилю жизни. Важно, чтобы психотерапевт уважал это право клиента и его желание вести тот образ жизни, который он счи­тает нужным.

Мы знаем, что уважение окружающих дает человеку ни с чем не сравнимое ощущение свободы действий. Клиент чув­ствует, что ему предоставляется право установить с собой и другими новые отношения и использовать новые формы пове­дения, а если они себя не оправдают, то он ничем не рискует в глазах психотерапевта.

Уважительное отношение и система верований психотерапевта

Вудман и Ленна (Woodman and Lenna, 1980, p. 14)[viii]: «Клиенты-геи не хотели бы работать с психотерапевтом, который делает «хорошую мину при дурной игре». По сути, подобная пози­ция специалиста является завуалированной формой гомофобии. Тем психотерапевтам, которые не способны к восприятию гомо­сексуальности в качестве позитивной и в чем-то творческой фор­мы существования, следует это осознать и не браться за терапию гомосексуалов, поскольку их страх, тревога и амбивалентное отношение неизбежно отразятся на клиентах».

Психотерапевт не должен переоценивать свои возможнос­ти, полагая, что способен успешно работать с любым клиентом и с любой проблемой. Опытный специалист осознает свои заблуждения и систему своих ценностей. Если он предполага­ет, что эта система ценностей противоречит целям его работы с определенным клиентом, он должен направить того к другому специалисту. Попытка психотерапевта работать с клиентом, к ко­торому он не может отнестись с достаточным уважением и чья система ценностей противоречит его собственной, была бы проявлением профессиональной некомпетентности.

Опасные убеждения терапевта:

  • Гомо-, бисексуальность, трансгендерность и др. противоречит воле Бога или является греховной;
  • Гомо-, бисексуальность, трансгендерность и др. являются противоестественными, болезненными или извращенной формой сексуального поведения;
  • Гомо-, бисексуальность, трансгендерность и др.  в чем-то усту­пают гетеросексуальности и цисгендерности;
  • Моногамия является единственно здоровой формой сексуальных отношений;
  • Гомосексуальные отношения бес­содержательны, кратки или связаны лишь с получением сексуального удовлетворения;
  • Гомо-, бисексуалы, трансгендерные люди и др. склонны к развратным действиям в отношении малолетних или пытаются соответствующим образом повлиять на ха­рактер формирующейся у них сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности;
  • Гомо-, бисексуалы, трансгендерные люди и др. не могут в такой же мере, как и гетеросексуалы и цис-люди воспи­тывать детей или строить семейные отношения;
  • Бисексуалы могут сознательно придерживаться как гомосексуальной, так и (в идеале) гетеросексу­альной ориентации  и др.

Что рекомендуется делать терапевту с такими убеждениями?

Если психотерапевт придерживается какого-либо из перечисленных представлений, ему следует воздержаться от рабо­ты с ЛГБТИК+. Если эти представления являются частью системы ценностей специалиста, он должен порекомендовать клиенту такого специалиста, который придерживается иных взглядов. Психотерапевт обязан быть в курсе того, кто из коллег имеет иную систему взглядов.

Если же сложившиеся взгляды являются продуктом воспитания психотерапевта, ему следует попытаться разобраться в них либо путем прохождения супервизий, личной психотерапии, посещения специальных тренингов, направленных на форми­рование у специалистов готовности к работе с ЛГБТИК+, либо путем самостоятельного изучения этого предмета.

Обучение и повышение квалификации

Поскольку «образование является процессом социализа­ции, связанным с усвоением ценностей доминирующей куль­туры» (Iasenza, 1989, р. 73)[ix], большинство программ подготов­ки консультантов и психотерапевтов, как в своей теоретичес­кой, так и практической частях, продолжает ориентироваться на такие модели индивидуального развития, сексуального по­ведения и семейных отношений, которые отвечают гетеросек­суальным ценностям и цисгендерной нормативности. «Вполне естественно предположить, что специалисты, которые усвоили такие понятия, как безусловное положительное отноше­ние к клиенту, смогут использовать его в своей работе с лесбиян­ками и геями, если они не осознают своего гетеросексизма и гомо­фобии» (Iasenza, 1989, р. 74).

Рекомендации для аффирмативной психотерапии

Ниже приводятся «Двенадцать рекомендаций переобучения» и «Основные правила помощи», предлагаемые Д. Кларком, опубликованные в сборнике «Розовая психотерапия» и доработанные нами.

  1. «Прежде чем начинать работу с клиентами-геями, очень важно прийти к соглашению со своими собственными гомосексуальными переживаниями… Специалист, утверждающий, что он (или она) не испытывает гомосексуальных чувств, кривит душой в той же мере, равно как и психотерапевт, утверждающий, что он никогда не видит снов. Это означает, что он не принимает и не осознает своих чувств, и ему лучше избрать для себя другую специальность».

В этой рекомендации нет никаких противоречий. Психоте­рапевт должен осознавать свои сексуальные и гендерные проявления и принимать их во всем многообразии с тем, чтобы избежать неясности и двусмысленности своей позиции, мешающих последующей психотерапевтической работе. Если он этого не сделает, вполне вероятно, что на определенном этапе ра­боты он окажется неискренен в отношениях с клиентом, принимая его гомосексуальность и трансгендерность и в то же время не прини­мая ее в себе самом.

2. «Следует быть очень осторожным при включении в текст психотерапевтического контракта таких формулировок, которые связаны с преодолением гомосексуальных пережива­ний и/или «исправления гендера» и поведения клиента. Желание включить в текст кон­тракта такие формулировки означает признание гомо-, бисек­суальности и/или трансгендерности в качестве патологического и неприемлемого человеческого поведения».

Американский психоаналитик Ричард Изэй, обсуждая свой опыт клинической работы с пациентами, оказавшимися «неспособными» изменить ориентацию на гетеросексуаль­ную, пишет, что «попытки заменить гомосексуальность гетеросексуальностью могут быть чреваты серьезными эмо­циональными и социальными осложнениями» (Isay, 1986, р. 112).

3. «Все ЛГБТИК+ испытали на себе социальную дискриминацию, свя­занную со своей принадлежностью к сексуальным и гендерным меньшин­ствам. Этот опыт должен быть осмыслен и проработан».

Некоторые клиенты-ЛГБТИК+ не испытывают каких-либо психологических затруднений, вспоминая насмешливые и унизи­тельные шутки в свой адрес, а также случаи проявления насилия. В то же время другие ЛГБТИК+ могут заявить, что они никогда не испытывали на себе какой-либо дискриминации. Возможно, это связано с тем, что они:

  • просто не отдавали отчет тем унизительным шуткам, кото­рые произносятся в их адрес;
  • сознательно имитируют гетеросексуальное или цисгендерное поведение, пы­таясь тем самым защитить себя от нападок окружающих;
  • на внутрипсихическом уровне принимают дискриминацию.

4. «Следует помочь клиенту в осознании усвоенных им стереотипных представлений о гомо, бисексуальности  и трансгендерности и, тем самым, его «депрограммированию» и освобождению от тех привы­чек, которые связаны с социализацией и подобными стереотипами».

Одна из задач психотерапии заключается в том, чтобы по­мочь клиенту сформировать идентичность, наполненную для него личностным смыслом, а не основанную на его стремлении соответствовать представлениями и предрассудкам гетеросексуального и/или цисгендерного окружения.

5. «Работая над расширением и углублением осознанности чувств клиента, следует обратить особое внимание на не­обходимость выражения и осознания им чувств гнева. Важ­но найти для него конструктивные способы выражения и открыто поддержать клиента в этом процессе».

Стремясь в течение многих лет скрывать свои чувства, ЛГБТИК+ утрачивают способность к их адекватному вы­ражению и осознанию. Гнев, вызванный агрессивным соци­альным окружением и нередко, в связи с ощущением своей инакости, направленный на самих себя, очень часто вытес­няется и продолжает накапливаться, не находя выражения. Посредством механизма генерализации это также отрица­тельно сказывается на других переживаниях, которые столь же мало осознаются ЛГБТИК+.

Это явление известно многим психотерапевтам, работаю­щим с мужчинами, особенно с гомосексуалами, которые часто вынуждены сдерживать свои сексуальные и эмоцио­нальные проявления. Одним из следствий подавления чувств гнева, боли и уни­жения является аутоагрессия, реализуемая путем употребления наркотиков и алкоголя. Другим следствием может стать самоубийство.

6. Следует активно поддерживать в клиенте положительный образ его телесного «я». Не нужно бояться прикосновений к телу клиента (согласовав их с ним), тем самым демонстрируя ему то, что вы це­ните физический контакт с ним и ему доверяете».

Мы живем в обществе, где физический контакт между людь­ми табуирован, и далеко не случайно, что психотерапевтов учат очень осторожно прикасаться к телу клиента. В то же время многие ЛГБТИК+ выросли с ощущением стра­ха собственного тела. Общество внушило им этот страх, убеждая, что их телесные проявления имеют извращенный и болезненный характер и представляют опасность для окружающих, а также что в связи с этим их чувства могут выйти из-под контроля.

Демонстрируя намерение коснуть­ся клиента — например, положить руку на его плечо, — психотерапевт сообщает ему, что принимает клиента и его тело и ему доверяет. Это может особенно благотворно сказаться в работе психотерапевта-мужчины на его взаимоотношени­ях с клиентами-геями, поскольку в прошлом весь опыт фи­зического контакта таких клиентов был связан лишь с сексуальным поведением. Конечно же, любое прикосновение к человеку не должно противоречить этике психотерапевтических отношений.

7. «Следует рекомендовать клиенту сформировать для себя группу поддержки, состоящую из 5-6 ЛГБТИК+, способных ока­зать друг другу поддержку и уважение».

Это особенно полезно, поскольку тем самым ЛГБТИК+ «набирают себе семью», получая от ее членов эмоциональную поддержку. Полезно поощрять дружеские контакты, выходящие за границы чисто сексуальных отно­шений, которые часто являются для них единственным способом взаимодействия.

Эмоциональное состояние молодых ЛГБТИК+ быстро улучша­ется, если они имеют возможность общаться с другими ЛГБТИК+.

8. «Следует развивать самосознание    клиентов,   поддерживая их попытки установить контакты с «рэп-группами», чи­тать литературу, посвященную ЛГБТИК+  и их проблемам, а так­же включаться в различные акции, осуществляемые ЛГБТИК+сообществом».

  • «Рэп» в данном случае обозначает не музыкальный стиль, а дискуссионные группы. Это еще один способ преодолеть негативные последствия, вызванные внедрением обществом в сознание представителей ЛГБТИК+ сте­реотипных представлений о ЛГБТИК+.
  • Кроме того, развитие самосознания помогает сформировать положительные ролевые модели, связанные с сотрудниче­ством людей во имя общих интересов. Клиенты нередко пе­реживают одиночество и вину, опасаясь, что их чувства и мысли не будут приняты окружающими. Очень жаль, что ЛГБТИК+  нередко требуется более продолжительное время, чтобы установить друг с другом    «обычные» отношения, которые устанавливают гетеросексуалы или цис-люди с соседями, друзьями и коллегами.

9. «Следует стремиться к тому, чтобы построить с клиентом равные отношения. Тем самым мы говорим, что клиент не является человеком второго сорта».

Это условие является одним из основных в аффирмативной психотерапии.

10. «Следует побуждать клиента к осмыслению того, что зна­чит быть ЛГБТИК+ и помогать ему сформировать адекватную для его мироощущения систему ценностей, являющуюся ос­новой его самосознания. Необходимо напомнить клиенту об опасности для самоидентификации ориентации на систему ценностей общества».

Необходимо побуждать клиента к осмыслению того, что и почему он хочет получить от сексуальных контактов, чтобы тот имел возможность установить со своими партнерами отношения, отвечающие его интересам, а не являющиеся данью общественным нор­мам, дискриминирующим представителей ЛГБТИК+.

Их постепенное отчужде­ние от духовных ценностей, являющееся следствием дис­криминации и негативного отношения к ЛГБТИК+ со стороны «духовных» и религиозных ин­ститутов общества, влечет за собой неблагоприятные психо­логические и духовные последствия для тех ЛГБТИК+, кто являются верующими.

11. «Следует помогать клиенту преодолеть вину и стыд, связан­ные с гомо- бисексуальными , транс* мыслями, чувствами и поведением».

Как следствие воспитания и воздействия со стороны обще­ства, внушающего, что сексуальный интерес к лицам того же пола является плохим и противоестественным, многие лес­биянки, би и геи испытывают вину и стыд по поводу своих сек­суальных переживаний. Поощряя клиента к разговору о его чувствах и интересе к лицам того же пола, можно помочь ему преодолеть негативные ассоциации с гомосексуально­стью. То же касается и трансгендерных людей, стыд и вина, связанные с транс-переходом могут восприниматься ими как повод для серьезных переживаний.

Одной из основных задач может быть помощь клиенту в том, что­ бы он смог стать самим собой, что означает наряду со всем прочим, то чтобы он смог действительно быть ЛГБТИК+, осознать свою приро­ду, мысли и чувства. Это не связано с поддержкой самодеструктивного или конформного поведения. Вместо этого следует поддерживать психическую целостность клиента и те формы поведения и установки, которые отвечают его внутреннему миру.

12. «Следует использовать свой авторитет для того, чтобы утвердить ценность представлений, чувств и поведения клиента».

Обладая большими, чем клиент, властными полномочиями, а также стремясь установить с ним отношения партнерства, психотерапевт, побуждая клиента от­кровенно рассказывать о своих мыслях и переживаниях, вы­ступает в роли «хорошего родителя». Этим он гарантирует клиенту свою поддержку, чего так не хватало тому в процес­се предъявления обществу своего реального «Я».

Возможность для клиента поделиться с кем-то своими переживаниями и получить при этом поддержку является важным достоинством аффирмативной психо­терапии. Необходимо помнить, что конформизм и дискри­минация в отношении представителей социальных мень­шинств заставляет их чувствовать себя гражданами «второ­го сорта», хотя многие из них внешне представляются вполне респектабельными и благополучными.

Психотерапевт как учитель

Одной из функций аффирмативной психотерапии, так же, впрочем, как и других форм психотерапии, используемых в работе с особыми группами клиентов, является повышение их самосознания.

Феминистская психотерапия подчеркивает, что специалист должен выступать в отношениях с клиентом в роли учителя. Весьма полезным будет предоставлять клиентам различную информацию, например, касающуюся стадий камин-аута либо более общих вопро­сов, в частности, их взаимоотношений с обществом ЛГБТИК+.

Образовательная функция психотерапевта позво­ляет:

  • убедить клиента в том, что его переживания вполне естественны и закономерны;
  • помочь увидеть смысл, содержащийся в его чувствах, а так­же вселить в него надежду;
  • обозначить некоторые задачи личностного роста, что необ­ходимо для интеграции его идентичности в его личностную структуру.

Этические вопросы

Один из этических вопросов, касающихся психотерапевтиче­ской работы с ЛГБТИК+, звучит так: должен ли психотерапевт браться за работу с клиентами, которые заявляют, что хотят изменить свою сексуальную ориентацию на гетеросексуальную.

12 реко­мендаций Кларка определяют позицию психотерапевта, в частности необходимость уважать потребности и взгляды клиента. Будут ли психотерапевты, уважающие личность клиента, пы­таться изменить то, что составляет одну из важнейших сторон его личности? И насколько этично заниматься «лечением» того, что болезнью не является, хотя и осуждается обществом? Эти вопросы одинаково важны для специалистов, представля­ющих разные направления психотерапии. Исходя из изло­женного ранее, аффирмативная психотерапия (которая, как полагают авторы, по сути является личностно-аффирмативной) не может согласиться с подобным предложением клиента.

Некоторые психотерапевты считают, что было бы непра­вильным отказывать клиенту, когда тот просит помочь в изме­нении его сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

По мнению Сильверстейна (Silverstein, 1977)[x], ни один клиент не станет добровольно обращаться к пси­хотерапевту с просьбой изменить его сексуальную ориентацию или гендерную идентичность. Такие клиенты скорее всего страдают от заниженной само­оценки и переживают сильное чувство вины. «Просьба об изменении сексуальной ориентации равносильна предложению психотерапевту выступить в роли садиста. Эта просьба означает призыв клиента вступить с ним в садомазохист­ские отношения, в которых он будет играть роль жертвы» (Silver­stein, 1977, р. 207).

Негативные последствия психотерапевтической работы с ЛГБТИК+ еще мало изучены. В большинстве иссле­дований, рассматривавших попытки изменения сексуальной ориентации или гендерной идентичности, не обращалось должного внимания — приводит ли это к снижению самооценки клиента. Кроме того, не изучались последствия отказа клиентов продолжать психотерапию. «Психотерапевтические подходы, в основу которых заложен патологизирующий взгляд на гомосексуальность, вряд ли можно при­знать полезными или даже безвредными для клиента» (Cohen and Stein 1986, p. 20)[xi]. Использующие эти подходы специалисты выполняют функцию социального контроля и психологическо­го манипулирования клиентами. Противодействие гетеросексизму и цис-нормативности должно быть заботой всех психотерапевтов, касается ли это их друзей или родственников, коллег или представителей иных общественных институтов.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность психотерапевта

Сексуальная ориентация и/или гендерная идентичность психотерапевта не име­ет большого значения для эффективной работы. Наиболее важное значение имеет способность психотерапевта сочувствовать клиенту и понимать его переживания. Для того чтобы быть способным к этому, психотерапевт должен преодолеть собственные страхи и предрассудки, а для этого ему необходимо понять их причи­ны.

Очень важно, чтобы все пси­хотерапевты, работающие с ЛГБТИК+, осознали собственный гетеросексизм и цис-нормативность, так же как они долж­ны осознавать свой сексизм. Одним из путей лучшего понимания ЛГБТИК+ и про­явления к ним сочувствия для психотерапевта является укреп­ление его контактов с представителями ЛГБТИК+.

Тогда как общество отказывается уважать ЛГБТИК+, укрепление в них самоуважения является одной из наиболее важных задач психотерапии. Психотерапевт-гетеросексуал и/или цис- может сыграть в этом весьма значимую роль, поскольку уваже­ние со стороны психотерапевта, являющегося представителем гетеросексуального и/или цис- большинства помогает клиенту преодо­леть негативные последствия его социальной стигматизации.

Искреннее уважение к клиенту, проявляемое психотерапевтом-гетеросексуалом и/или цис, позволяет тому повысить самооценку, так как мнение и отношение психотерапевта для него чрезвы­чайно значимы. Клиенты склонны воспринимать психотера­певта как представителя общества и, основываясь на его отно­шениях и реакциях, могут прогнозировать реакции других лю­дей. «Обнаружившие» себя психотерапевты- ЛГБТИК+ являются в глазах клиента образцом для подража­ния.

Психотерапевты-гетеросексуалы и цис должны быть весьма осто­рожны, упоминая в общении с клиентами о своих детях, жене или муже, что может восприниматься теми как подчеркивание специалистом своей «безопасной» гетеросексуальной и/или цисгендерной позиции.

В свою очередь, психотерапевты- ЛГБТИК+ должны быть осторожными, сообщая клиенту о своей ори­ентации. Следует учитывать, какими реакциями данный факт может сопровождаться. Напри­мер, это может быть воспринято клиентом как попытка его «со­блазнения».

Клиенты сами могут проявить интерес к сексуальной ори­ентации и/или гендерной идентичности психотерапевта. Последний должен выяснить, с чем это связано, и решить для себя, следует ли ему открыто сооб­щить клиенту о своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Некоторые клиенты могут быть к этому не готовы.

В то же время те психо­терапевты, которые отказываются сообщать клиенту о своей сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности, когда тот открыто интересуется этим вопросом, могут вызвать его недоверие, что существенно за­труднит дальнейшую работу.  


[i] Freud, S. (1947) Letter to an American mother. Americanjoumal of Psychiatry, 107(51): 786-7.

[ii] «Розовая психотерапия»: Руководство по работе с сексуальными меньшинствами / Под ред. Д.Дейвиса, Ч.Нила. — СПб.: Питер, 2001.

[iii] Hocquenghem, G. (1978) Homosexual Desire. London: Allison and Busby.

[iv] Maylon, A. (1982) Psychotherapeutic implications of internalized homophobia in gay men,  in J.  Gonsiorek  (ed.)  Homosexuality and Psychotherapy. New York: Haworth Press.

[v] Isay, R. A. (1989) Being Homosexual Gay Men and Their Deve­lopment. New York: Avon Books.

[vi] Clark, D. (1987) The New Loving Someone Gay. Berkeley, CA: Ce­ lestial Arts.

[vii] Clark, D. (1987) The New Loving Someone Gay. Berkeley, CA: Ce­ lestial Arts.

[viii] Woodman, N. J. and Lenna, H. (1980) Counselling with Gay Men and Women. San Francisco, С A: Jossey Bass.

[ix] Iasenza, S. (1989)  Some challenges of integrating sexual  orienta­ tions into counselor training and research. Journal of Counsel­ ing and Development, 68: 73-6.

[x] Silverstein, С. (1977) Homosexuality and the ethics of behavioural interventions: paper 2. Journal of Homosexuality, 2(3): 205-11.

[xi] Cohen, С. and Stein, Т. (1986) Reconceptualizing individual psy­chotherapy with gay men and lesbians, in С Cohen and T. Stein, Psychotherapy with Lesbians and Gay Men. New York: Plenum Publishing Corp.

Вы - трансгендерный человек? Станьте частью нашей команды? Присоединиться
Пациентская организация трансгендерных людей © Все права защищены. 18+